Региональное информационное агентство
поиск по статьям и новостям

День сахалинских музеев. 40 лет спустя

18 мая в России официально отмечается Международный день музеев — праздник хранителей и исследователей старины и современности учредили на общей Ассамблеи международного совета музеев (ICOM) в Москве в 1977 году. В преддверии празднования важной даты корреспонденты ИА Sakh.com встретились с сотрудниками трех "храмов" истории и искусства, расположенных в Южно-Сахалинске, пообщались с экскурсоводами и научными сотрудниками и постарались понять, что же такое современный музей, кто ходит на выставки и стоит ли тратить силы, нервы и голосовые связки на детей и их родителей. "Искусство — оно не для искусствоведов, не для ученых людей. Оно для вас, и вы имеете полное право свое мнение составить" — Анна Алтметс, научный сотрудник научно-просветительного отдела сахалинского областного художественного музея.Я в музее третий год. В основном я здесь занята искусствознанием — ты постоянно должен усваивать огромный объем информации, мы много работаем, обрабатываем все эти данные. Но моя работа тесно связана и с экскурсионной — в науке все меняется, дополняется, надо обновлять знания постоянно. И бывает, что о тех вещах, о которых я говорила два года назад, теперь рассказываю и воспринимаю их с совершенно другой стороны. Это как открытие гравитационных волн в физике. "Раз!" — и картина мира, понимание его устройства кардинально меняются. Так и здесь — меняешься сам, меняется мир, и каждый раз что-то новое рассказываешь людям. Да, мы изучаем главным образом прошлое. Но вместе с этими знаниями больше понимаем и в настоящем. Процессы ведь — они одни и те же.На самом деле, у нас тут много обязанностей — в маленьких музеях нет каких-то отдельных структур, которые занимается специфичными вещами: только наукой, только экскурсиями, только работой со СМИ. Все делают одни и те же люди, так что скучать нам не приходится.Почему я выбрала именно художественный музей? Я училась в художественной школе, рисовать мне нравилось, но я не очень хотела именно с этим связывать всю жизнь, мне была интересна история искусства, я все это слушала. И когда пришлось выбирать профессию, решила стать культурологом. Родители поддержали меня — я поступила в Хабаровск, там были преподаватели, которые на меня большое влияние оказали. Вернулась на Сахалин, преподавала здесь в колледже, незначительный такой опыт, а потом пришла в музей и работала: сперва так, вполсилы, а потом втянулась.Задача искусства — трогать тебя, давать импульс. Можно не читать какие-то книжки специальные, ничего не знать об искусствоведении, но все равно приходить в музей. И ты от этого что-то обязательно получишь. В этом-то и есть моя задача как экскурсовода: объяснить правила игры, чтобы человек понял какие-то основные этапы развития искусства, то, как "читать" картину — род вещи, ее направление, композиция, основные сюжеты. Чтобы он мог прийти в любой музей и там что-то понять.

Портрет Евсявского, который никакой не Евсявский

Магдалина в пустыне

Поэтому очень нравится рассказывать про экспозицию в нашем зале христианского искусства — мой любимый зал, я там могу часами проводить экскурсии. Это и само по себе интересно: проследить развитие, историю, традицию. Но, кроме того, икона — это тот случай, когда предмет попадает в музей и получает новый контекст — любой предмет от знаменитого фонтана (писсуара) Марселя Дюшана до... например, чайника, попадая в экспозицию, становится чем-то большим, чем был до этого.Тут, конечно, вопрос, что является искусством, а что нет? Андре Мальро считал, что главный критерий искусства — это то, что этот предмет заставляет нас вести дискуссии о добре и красоте. Думаю, что он был прав.Наши посетители очень разные — даже дети одного и того же возраста могут быть совершенно непохожими, у всех какие-то свои мотивы прийти в музей. Но мне кажется, что человек приходит из интереса к новому, к познанию. Должна быть потребность — ты хочешь посмотреть картины, почитать хорошую книжку. Без этого человек не человек. Поэтому вопрос "Зачем ходить в музей?" очень непростой.Мне нравятся дети — от них какой-то энергией заряжаешься, что-то такое чувствуешь. Иногда они даже что-то новое открывают, интересное видят в картинах, то, что ты сам не можешь зачастую даже рассмотреть. На каждой экскурсии я стараюсь внушить детям мысль, что когда вы приходите в музей, смотрите на вещи — даже если вы ничего не знаете, не понимаете — это искусство оно не для искусствоведов, не для ученых людей. Оно для вас, и вы имеете полное право свое понимание составить. Ведь неважно, что хотел сказать художник, важно то, что вы из этого увидели, исходя из своего личного багажа знаний, чтобы вы сами могли это интерпретировать.Конечно, бывают и не очень приятные посетители, даже после некоторых детей хочется сказать: "Все, я больше этим не буду заниматься". Тут все от настроя зависит, от настроения, от того, сумеешь ли ты эту волну, стихию поймать — или тебя 35 человек слушают, или 5 даже не можешь удержать. Тут очень по-разному бывает.У меня как-то раз были дети из кадетской школы, которых я на всю жизнь запомнила: я их два часа водила по музею, рассказывала. Я не шучу, и они 2,5 часа меня слушали. А у меня уже садится голос, я начала это чувствовать и говорю им: "Приходите потом, я это вам позже расскажу". Дети так на меня посмотрели и сказали: "У нас такое чувство, что вы хотите от нас избавиться". Вот для этого я, наверное, и работаю — им было все так интересно, как это устроено, зачем. Это здорово.Но бывает и по-другому. Вот у нас есть замечательная картина "Магдалина в пустыне" (художник Мясоедов) в "русском" зале. И пришла, помню, группа маленьких детей — первый, может, второй класс из гимназии. И увидели эту картину. Тут ведь в чем дело, надо ребенку показывать репродукции, объяснять, какое бывает искусство, чтобы не было какого-то шока, был багаж, ведь самый главный музей — это воображаемый музей. Но не многие родители это делают. И не все дети, соответственно, знают, что такое обнаженная натура, какая у нее роль в художественном образовании в истории искусства. И я привыкла, что у них разная реакция — кто-то смеется, кому-то стыдно, кто-то закрывает глаза. Но тут ко мне подошла одна из мам и сказала, чтобы я не смела показывать детям эту картину, что это безнравственность. И ее, к моему ужасу, поддержали учителя. Они развернула детей, но я их остановила, все это рассказала. Так удивительно для меня все это было — это же искусство, как его можно так воспринимать?Есть у меня даже свои открытия — я занялась темой передвижников, у нас тут какая-то часть их работ представлена и, соответственно, затронула тему меценатства. И в одной из статей наткнулась на портрет, идентичный тому, что у нас представлен — написано, что это немецкий художник и некий граф Евсявский, хотя об этом графе ничего неизвестно. Вдруг в Интернете нахожу портрет идентичный, где написано, что это Людвиг Штиглиц, отец того самого Александра Штиглеца, в честь которого названа академия в Питере (Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени Штиглеца, бывшее Мухинское училище). А эту работу у нас приобрели как раз в Санкт-Петербурге еще на заре истории музея, то ли первый директор, то ли научный сотрудник. Пока еще рано утверждать, что все именно так, а не иначе, надо проводить исследования, собирать материалы. Но пока моя гипотеза подтверждается.Можно долго рассуждать, что такое музей, есть много всяких параллелей, но я считаю, что музей — это пространство свободное, куда бы приходили люди и могли смотреть на произведения искусства и получать новые мысли, новую пищу для ума, чтобы человек на старое под новым углом посмотрел. Важно, чтобы каждый привыкал ходить в музей, чтобы это было интересно. Музей — это не мертвое хранилище, это живое пространство со своей внутренней работой и развитием. Границ знаний нет. В данном случае, когда говорим о научных сотрудниках, надо знать философию, надо понимать свою тему, ориентироваться в ней. Но самое главное в работе с людьми — помнить, что сухие заученные экскурсии, факты из биографии, то, что написано в аннотации, — это никому не нужно. Надо, чтобы это было что-то новое, интересное, то, что мы узнаем каждый день, все это перерабатывать, осмысливать. Хотя, конечно, все мы ленивцы, но с этим бороться надо: я тоже не трудоголик, я не понимаю людей, которые сидят на работе до глубокой ночи. Важно, чтобы ты делал свою работу хорошо и с душой, не важно, метешь ли ты улицу, моешь окна или продаешь обувь.Главная награда — это когда людям интересно, когда у них новые знания. Я помню у меня был случай. Я давала экскурсию маленьким детям, даже не знаю, ходили ли они уже в школу или нет. И долго-долго рассказывала им о наших экспонатах в христианском зале. Провела экскурсию и буквально на следующий день во время пробежки... Я просто бегаю в парке каждый день. Это абсолютно реальная история, самая счастливая в моей жизни. И я иду с пробежки и услышала, как мальчик маленький, именно с моей экскурсии, сестре, такому подростку, рассказывает: "Да там в музее такие крылья у ангелов, иконы такие красивые". Я вообще на это не обращала внимание во время экскурсии, а он заметил, и его это впечатлило. И это важно — может, он не слышал, что я говорила, и уже не помнит каких-то деталей. Но вот это впечатление от искусства в нем осталось, оно в нем живет и будет его вести к чему-то хорошему.Сахалинский областной художественный музей, один из самых молодых музеев России, был основан в 1983 году: 25 марта открылась первая постоянная экспозиция в здании бывшего японского банка "Хоккайдо Такусёку", которое было построено в начале 1930-х годов, а в 1980-х годах реконструировано и передано музею. Это здание, расположенное в самом центре Южно-Сахалинска, является оригинальным историко-архитектурным памятником и в какой-то мере определяет облик города. Большой зал первого этажа предназначен для выставочной работы, залы второго этажа заняты постоянными экспозициями: "Христианское искусство" и "Русское искусство конца XIX — начала XX веков", "Искусство Кореи", а также виртуальный филиал Русского музея."Попугаем Попкой, который заучил материал и рассказывает одно и то же, быть не получится" — Жанна Белоносова, экскурсовод первой категории научно-просветительного отдела областного краеведческого музея.Я работала в образовании с 1967 года: сначала школы, а потом департамент образования. В 2009 году ушла на пенсию, но мне это не понравилось — я считала, что у меня есть силы, чтобы работать по любимой специальности "история и обществоведение". Подумала, что музей будет отличной площадкой, чтобы работать здесь в полном объеме по материалу истории. Но когда я пришла, меня приняли на работу, оказалось, что я очень мало знаю эту самую историю — все-таки школа — это одна специфика, а музей — это совершенно иной объем, другие акценты. Для меня это было новинкой. Но коллеги хорошо встретили, учили работать: по всем залам прошла подготовку, такую хорошую школу. И вот уже 8 лет работаю — пока у меня все идет на интересе — в школе в последние годы как-то уже поднадоело: материал изучен вдоль и поперек, год за годом одно и то же. Здесь же буквально все новое.Очень много было работы и в школе, и затем в департаменте — разные программы, много детей, учебники, начальная военная подготовка. Думала, что уже ничем меня не удивишь: когда я пришла в музей, сперва даже не знала, что за профессия такая — "экскурсовод". Со стороны смотришь, что-то рассказывают, все так просто.А оказалось, что это такая сложная и многоплановая работа, и все тут пригодилось — и знание психологии, и навыки общения с людьми, и знание материала. В "исторических" залах, конечно, было проще — у меня было все полученное в институте, багаж преподавания в школе. Но вот природу я осваивала очень долго — там своя специфика, свои особенности. Вообще каждый зал со своими "лицом" и характером — каждый надо принять и понять. И, конечно, в этом плане я до сих пор учусь — мне кажется, что я мало знаю, что ничего не знаю. Все время хочется чего-то нового, какую-то новую планку ставлю себе постоянно. Хочется все это хорошо донести постоянно. Такой вот характер.Наш музей для меня — это частичка родины, той территории, где мы живем. Это часть огромной страны. Приходишь в музей — тут залы, экспонаты и в каждом что-то свое. В зале растительного и животного мира рассказываешь об удивительной природе Сахалина, о том, как острова богаты, и не только полезными ископаемыми, какие тут животные, в чем особенность каждого. При этом для детей говоришь одно, для взрослых — другое, ведь у каждого свой интерес, свои мотивы. Попугаем Попкой, который заучил материал и рассказывает одно и то же, быть не получится — это как в школе, когда учителя, который по бумажке рассказывает и ничего не знает, никто не воспринимает. Так что работаешь на аудиторию, а она каждый раз разная — детсад, начальная школа, старшеклассники, студенты, взрослые — и местные, и туристы с материка, которым интересен наш край, и спортсмены, которые приехали к нам и заглядывают в музей между тренировками или катанием на "Горном воздухе". И для таких стараешься рассказать так, чтобы они задумались о переезде на Сахалин, чтобы они оставались здесь.

Барельеф с изображением Лаперуза, подаренный музею участниками экспедиции памяти исследователя

Детей особенно нацеливаем на природу — под них приспосабливаешься, играешь с ними, показываешь медведей и прочее. Класса с четвертого уже приводим ребят сюда — ископаемые, предметы, им все это интересно. Совсем малюток, конечно, это не так занимает. Старших ребят к тому же ведем в зал, посвященный Сахалину и Курилам в XX веке, освобождению островов, подвигам сахалинцев в Великой Отечественной войне — это очень интересно, там… Это война, это подвиг.Иногда, правда, к своей беде, выхожу за рамки — у нас норма была вести экскурсию 45 минут. Трудновато было. Теперь у нас полтора часа, стало попроще — как можно за 45 минут все это рассказать? Вот этот зал хотя бы — коренное население, археология, периоды, особенности, перемещения, отличия и схожесть. Как все это даже в час уместить?Ведь наша задача — показать особенности нашего края, как мы отличаемся от Новгорода, от Москвы. У посетителей часто такие глаза — "А мы об этом и не знали". Так узнавайте. Наш край удивительный и уникальный — своя геология, археология, неповторимая природа, вулканы, цунами. Кто еще может всем этим похвастаться?Сегодня у нас постоянно работают шесть залов, еще один на ремонте. К тому же регулярно проходят различные выставки — для этого есть малый и большой лекционные залы. Вот сейчас как раз проходит выставка, посвященная добыче нефти: как шла разведка, как работали люди в годы войны. Есть такая задумка — рассказать так обо всех отраслях нашей экономики.Для меня все в этом музее было открытием — когда в школе работала, в основном преподавала советский период. А археологию, природу, каторгу, даже Невельского, которого теперь страшно уважаю, какой патриот, как предан России — все это я тут узнавала. А потом началось углубление — по договорам с Японией, это очень интересная тема, о которой многие не знают. И таких примеров много — для меня до сих пор все это познаваемый мир.Многие думают, что музей — это нечто такое обветшалое, но это не так. Это живой организм, тут происходят исследования, рождается новое знание, углубляется существующее. Идет работа, в том году, например, вновь открыли зал археологии и геологии.Мне все это очень нравится — увлеченные люди, единственное здание, которое в Южно-Сахалинске чем-то привлекает, замечательный сквер. Все это не зря мы делаем — и дети приходят, слушают, смотрят, узнают новое. Ведь наша миссия — не только хранить, но и распространять знание, развивать его, углублять, расширять.Сахалинский областной краеведческий музей является одним из старейших научно-исследовательских и просветительных учреждений культуры области: первый сахалинский музей был открыт в посту Александровском в 1896 году. Трудами немногочисленной интеллигенции, администрации сахалинской каторги в первом музее были собраны этнографические, археологические, геологические, ботанические, зоологические и другие коллекции. После Русско-японской войны свой музей появился и в Тоехаре. Когда советские войска освободили юг Сахалина, японские здания и коллекция оказались национализированы — здесь начал работу Областной краеведческий музей, где некоторое время бок о бок работали японские и советские граждане. В 1947 году, после образования единой Сахалинской области, название музея приобрело уже привычный вид — Сахалинский областной краеведческий музей. В 1953 году его фонды к тому же пополнились экспонатами закрытого музея Александровска-Сахалинского. Сегодня музей хранит свыше 200 тысяч предметов и коллекций по природе, истории и культурному наследию народов Российской Федерации."Музейный работник — это универсальный солдат" — Татьяна Уланова, младший научный сотрудник научно-просветительского отдела литературно-художественного музея книги А.П.Чехова "Остров Сахалин".По образованию я филолог, окончила с отличием профильный факультет в СахГУ. Но мне всегда хотелось работать именно в сфере культуры. Через пару недель после получения диплома меня приняли на работу в музей книги Чехова. Музей все-таки литературный, и мое филологическое образование очень пригодилось. Летом будет два года, как я погрузилась в эту атмосферу.Сразу стало понятно — это место очень активное. Если можно так выразиться — движуха здесь невероятная. Никакого застоя и угасания. Оказалось, работники — не музейные экспонаты, а энергичные люди. Здесь каждый день происходит что-то новое. Даже иногда бывает сложно перестроиться с одного события на другое. Но отставать нельзя.Сотрудник музея — это универсальный солдат, который должен уметь многое и разбираться почти во всём. Мне как научному сотруднику приходится не только копаться в первоисточниках, но и собирать информацию для лекций, проводить экскурсии, писать свои статьи и проверять статьи коллег. Ну и конечно, все мы активно участвуем в создании экспозиций, совместно обсуждаем подготовку новых проектов. Жизнь в нашем музее бурлит.Вообще главная задача музея — это популяризация чеховского наследия. Поэтому мы много и активно изучаем большую литературу — читаем книги, сверяемся с исследованиями. Моя задача — знать абсолютно всё о Чехове. Эта информация становится базисом для лекций, экскурсий и проектов музея. Другой момент — проверка статей и материалов, которые создают другие сотрудники музея. Бывают не совсем верные трактовки Чехова. Они встречаются даже в научных статьях. Мы должны проверить каждую цифру и дату. Просто так никто не может написать экскурсию и выйти ее читать людям. Вся информация, которая выходит из стен музея, проверяется нашим научно-просветительским отделом. Кроме того, я сопровождаю все выставки — пишу аннотации к экспозициям.Может, это прозвучит странно, но мне нравится копаться в информации. Например, приезжает выставка Льва Толстого, и передо мной стоит задача — изучить его биографию, написать экскурсию и лекцию. Самое интересное — это как раз узнавать что-то новое, сверять эти данные с материалами исследователей. Часто встречаются разночтения в датах, и мне нужно докопаться, найти верный ответ — и вот это самое интересное, знать истину. Это действительно очень приятно.Моим "профильным" писателем в университете был Достоевский. По его "Братьям Карамазовым" я писала диплом. Чехова, конечно, тоже изучали, но не так пристально. Проработав два года в музее, который носит его имя, могу сказать — в жизнь Чехова я погрузилась довольно глубоко. Но предела совершенству, конечно, нет — можно продолжать копать, искать, изучать. Сколько раз я прочитала "Остров Сахалин" — уже сложно сосчитать. Почти ежедневно приходится освежать отдельные главы и эпизоды.Обычно людей волнует вопрос, зачем Чехов отправился на Сахалин? Некоторые исследователи склоняются к мысли, что к поездке его подтолкнула женщина. Испанцы вообще считают, что это была одна из основных причин. Дело в том, что незадолго до отъезда Чехову разбила сердце подруга его сестры — Лидия Мизинова или Лика, как ее чаще называли в окружении писателя. Чехов подарил ей свою фотографию с надписью: "Милейшему существу, от которого я бегу на Сахалин и которое оцарапало мне нос". Лика обиделась на эту запись. Когда Чехов уезжал на Сахалин, она начала встречаться с его лучшим другом, художником Исааком Левитаном. Потом писала ему на Сахалин и рассказывала, как Левитан провожает ее до дома. Пыталась вызвать ревность в известном писателе к известному художнику.Ежемесячно я читаю 7 лекций и провожу 4 экскурсии — две из них касаются постоянных экспозиций, связанных с Чеховым. На экскурсиях люди задают совершенно разные вопросы. Некоторых интересует, как писатель жил на Сахалине, что здесь делал, других — подлинность предметов, которые представлены в музее, или как они связаны с Чеховым. Бывает, спрашивают, принадлежал ли ему книжный шкаф, который стоит в зале, его ли это инструменты, кто изображен на фотографии рядом.У нас много подлинных предметов. Например, пенсне, подаренное музею от сына ссыльнокаторжного. Вообще про каждый экспонат, который лежит или стоит под стеклом, способен рассказать любой сотрудник музея. Каждый из нас занимается описанием предметов, вбиванием информации об экспонатах в специальную программу. В основном запаснике фонда хранится 4193 единиц — это самые ценные предметы. Научно-вспомогательный фонд музея составляет чуть больше 10 тысяч единиц.Мои любимые предметы в экспозициях, и в этом нет ничего удивительного, конечно, книги. Наша гордость — во второй чеховской экспозиции. В книжном шкафу хранится самая большая коллекция изданий "Острова Сахалин" на 16 разных языках, порядка 70 книг. Нигде больше такого нет, ни в одном музее. Причем все книги — подарки, которые сделали музею любители Чехова.Еще один уникальный экземпляр — копия рукописи книги "Остров Сахалин". Наш музей стал обладателем всех отсканированных листов первоисточника. Я сама этим занималась — очень долго общалась со специалистами Российской государственной библиотеки, где хранятся листы рукописи. Еще связывалась с государственным архивом литературы и искусства — у них было 4 листа из рукописи "Остров Сахалин". Теперь отсканированная рукопись есть у нас в музее — ее может посмотреть любой посетитель у интерактивного стенда.Самое интересное в рукописи — пометки писателя, вычеркивания, сделанные его рукой, рисунки на полях, сам почерк. Я изучала рукопись, выступала с докладом на конференции. Мне было интересно сравнить тексты, узнать, насколько сильно первоисточник отличается от того, что в итоге попало в печать, что вычеркнул сам Чехов, что редакторы и цензура. Изменения действительно были. От каких-то деталей Чехов отказался сознательно — не стал углубляться в описания жизни отдельных каторжан, хотя изначально это было. Он, видимо, стремился сохранить целостность произведения. Избавлялся от всего, на его взгляд, лишнего. Ну а сильно сумрачные места, видимо, подверглись цензурированию.Удивительно, но у Чехова был очень аккуратный и ровный почерк. Нехарактерный для современных врачей. Совершенно все понятно. Рукописи Толстого, например, в этом плане сильно отстают. Мне жалко его супругу, которая этот почерк разбирала и затем набирала текст.На полях "Острова Сахалин" встречается рисунок. Чехов нарисовал трапецию и закрасил красным карандашиком. Вообще он писал "Остров Сахалин" черной ручкой, а пометки делал красным и синим карандашами. Писал почти без помарок, но что-то зачеркивал. Хотя даже росчерки у него со смыслом. В конце 17 главы он перечеркнул текст. Приглядевшись, я увидела, что это цифры — 18. Так он обозначил начало новой главы.Вы удивитесь, но музейные работники тоже ходят в музеи. Правда, просто насладиться экспозицией, как это было до того, как я сама стала работать в музее, теперь не получается. Смотрю на все другим, профессиональным взглядом: сравниваю, оцениваю, вижу мелочи. Например, как сделаны этикетки, или какой набор у шрифта.Мне все сахалинские музеи нравятся. Но наш, конечно, особенный. Он уникальный по атмосфере. Кажется, и сами посетители это чувствуют — мы доброжелательны и открыты. Всегда готовы к диалогу. Помогаем всем, кто пишет научные работы по Чехову, бесплатно консультируем, советуем. Люди чувствуют нашу отдачу и отдают взамен. Бывает, к нам приходят в одиночестве, а через некоторое время возвращаются в компании друзей и родных. Им понравилось, они в первый раз ушли довольные и вернулись. Это очень приятно, это подкупает, когда ты видишь результат своей работы в благодарных людях.История рождения литературно-художественного музея начинается в 80-е годы прошлого столетия, когда под влиянием мнения сахалинской интеллигенции и общественности идея создания на сахалинской земле музея книги Чехова "Остров Сахалин" получила отклик у ведущих чеховедов тогда еще Советского Союза. 29 сентября 1995 года долгожданный музей впервые распахнул свои двери. В феврале 2013 года музей переехал в новое помещение. За последние годы это единственное высокотехнологичное музейное здание, построенное на Дальнем Востоке. В новостройке на площади почти в две тысячи квадратных метров разместились выставочный и кинолекционный залы, просторные фондохранилища, реставрационная мастерская.
Источник: yuzhno.sakh.ru
 Читайте также:

На юге Сахалина водитель микроавтобуса улетел в кювет из-за лопнувшего колеса

В районе села Фирсово сегодня произошло ДТП с участием микроавтобуса. Как рассказал соавтор ИА Sakh.com, приславший в редакцию фотографию последствий аварии, у Toyota Hiace во время движения лопнуло колесо, в результате чего автомобиль занесло и выбросило с дороги. Как ..

Из-за поломки колонка на перекрестке улиц Пограничной и Физкультурной в Южно-Сахалинске третьи сутки льет воду

Вода из колонки, которая находится на перекрёстке улиц Пограничной и Физкультурной в Южно-Сахалинске, вот уже третьи сутки из-за поломки впустую льётся на землю. — За минуту где-то литров 10 вытекает, а за час сколько, за сутки? Трое суток уже прошло. Плескаются дети, с..

За призы «Золотой подковы» будут бороться 18 участников

Уже в эту субботу, в Тымовском районе , состоятся традиционные соревнования по конному спорту на призы Губернатора Сахалинской области «Золотая подкова». Уже по традиции соревнования проходят в конце июля в селе Кировское Тымовского района. Этот год станет двенадцатым по счету..

Следственным отделом по г. Александровск-Сахалинский местный житель подозревается в совершении преступления экстремистской направленности

Следственным отделом по г. Александровск-Сахалинский следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Сахалинской области  (руководитель отдела Щерба Д.А.) возбуждено уголовное дело в отношении 22-летнего местного жителя. Он подозревается в совершении пр..

Молодой сахалинец выпал из окна в Макарове

Сегодня, 27 июля в 08:40 в следственный отдел по Макаровскому району СУ СК РФ по Сахалинской области поступило сообщение о том, что у дома №28 по улице Красноармейской обнаружено тело 22-летнего местного жителя. Как сообщают в областном следкоме, в ходе осмотра места пр..

Полпред президента потребовал больше не сдвигать сроки ввода Сахалинской ГРЭС-2

Юрий Трутнев потребовал ускорить строительство и ввод в эксплуатацию Сахалинской ГРЭС-2. Ключевой для региона энергетический объект должен начать работать летом 2018 года. Такой вывод вице-премьер и полномочный представитель президента России в ДФО сделал по итогам сегодняшнег..

Японская газета опубликовала заметки о музее книги «Остров Сахалин»

Заметки о музее книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» опубликовала японская газета «Хоккайдо Симбун». Цикл заметок подготовил японский журналист Масанобу Коиэ, который сопровождал делегацию из Художественно-литературного музея Хоккайдо, сообщили ТИА «Острова» в культурном ..

Двое молодых хулиганов стали обвиняемыми в уголовном деле из-за поломанной вывески

В полицию Южно-Сахалинска 18 июля сообщили о повреждении вывески на фасаде магазина по проспекту Мира. Сумма ущерба составила 90 тысяч рублей, сообщает пресс-служба УМВД области. Сохранилась видеозапись, на которой зафиксировано происшествие и его участники. На основе записи и..

Мнение редакции интернет сайта riasv.ru никогда не совпадает с мнением, высказанным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города
Copyright © 2014-2017 riasv.ru - региональное информационное агентство